Кравков Николай Павлович (1865-1924), основоположник отечественной фармакологии, академик Военно-медицинской академии, член-корреспондент РАН, первый лауреат премии им. В.И. Ленина

Дата события: 08.03.1865 г.

Н. П. Кравков родился 8 марта (24 февраля по ст. ст.) 1865 г. в городе Рязани в большой семье военного писаря Павла Алексеевича Кравкова и его жены Авдотьи Ивановны. Крестил его священник Николо-Высоковской церкви Петр Дмитриевич Павлов, отец будущего академика и Нобелевского лауреата И. П. Павлова.

Павел Алексеевич Кравков (1826-1910), происходил «…из мещан Волынской губернии Кременецкого уезда местечка Березец». В семнадцатилетнем возрасте он был отправлен в армию по рекрутской повинности. Затем служил военным писарем в разных воинских подразделениях. В декабре 1857 г. Павел Алексеевич был переведен в Рязанский батальон внутренней стражи, а затем, с июня 1864 г. до марта 1869 г., служил старшим писарем в Управление рязанского губернского воинского начальника; выйдя в отставку, «…как выслуживший определенный законом срок от военной службы уволен с правом проживать повсеместно, где пожелает». П. А. Кравков был трудолюбивым человеком, добросовестно относившимся к своим служебным обязанностям, однако образованностью похвастать не мог. Его единственным «университетом» были годы гарнизонной службы по городам николаевской России, а основным орудием в борьбе за существование – профессиональный писарский почерк. Жизнь редко была к нему ласкова, и, видимо, поэтому современники отмечали в характере Кравкова-отца такие черты, как сдержанность, строгость, а порой и суровость.

Мать Николая Павловича, Авдотья (Евдокия) Ивановна (1834-1891), была дочерью крепостной крестьянки, принадлежавшей калужскому помещику Д. А. Кавелину. Ее детство было нелегким: с ранних лет она помогала матери, затем была взята в дом Кавелиных горничной. В 1851 г. Авдотья Ивановна получила вольную по завещанию Д. А. Кавелина и была записана в калужские мещанки. В этом же году она вышла замуж за «…жиздринской инвалидной команды унтер-офицера» П. А. Кравкова. Будучи доброй и чуткой по характеру, Авдотья Ивановна представляла полную противоположность своему мужу. Образование ей не удалось получить, она едва умела печатными буквами писать свою фамилию. Несмотря на это, Авдотья Ивановна всей душой стремилась к культуре и сумела передать эту страсть всем своим детям - шестерым сыновьям и трем дочерям.

В материальном отношении семья Кравковых испытывала значительные трудности. Недостаток чувствовался в самом необходимом: питании, одежде, обуви. Дети с ранних лет помогали матери, занятой тяжелой работой по дому, а также «подрабатывающей» стиркой белья, рано привыкнув к труду. Трудолюбие, воспитанное у братьев Кравковых в годы детства и юношества, сыграло значительную, можно сказать, решающую роль в их дальнейшей жизни. Именно благодаря упорному труду из этой семьи впоследствии вышли славные деятели отечественной науки: выдающийся фармаколог Николай Павлович Кравков, доктор медицины, военный санитарный врач Василий Павлович Кравков, известный почвовед, профессор Петербургского университета Сергей Павлович Кравков.

Первым гимназистом в семье Кравковых стал Алексей, подготовленный к поступлению в учебное заведение бывшим студентом, служившим некоторое время в канцелярии Рязанского губернского воинского присутствия под руководством старшего писаря П. А. Кравкова. Первую Рязанскую мужскую гимназию в разные годы окончили Алексей, Василий, Александр, Николай, Константин и Сергей, младшая дочь Кравковых, Софья, по окончании рязанской Мариинской женской гимназии получила большую серебряную медаль.

В 1884 г. Николай Павлович, окончив гимназию, поступил на естественное отделение физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета. В студенческие годы ему приходилось давать частные уроки, чтобы заработать себе на пропитание. Но, несмотря на материальные трудности, бесконечное недоедание, отсутствие денег, Николай Павлович упорно постигал естественные науки. На последнем курсе университета он начал свою научную работу в физиологической лаборатории профессора И. М. Сеченова; занимаясь ферментологией и физиологией беспозвоночных животных, добился значительных успехов.

В мае 1888 г. Кравков окончил университет со степенью кандидата естественных наук и подал документы в Военно-медицинскую академию (ВМА) для расширения и пополнения своего образования; был зачислен на 2-й курс. В первых числах июня того же года выехал в научную командировку на Севастопольскую биологическую станцию для продолжения изучения пищеварения у высших беспозвоночных животных.

Осенью 1888 г., вернувшись из Севастополя, Николай Павлович, уже будучи автором научных работ, вновь оказался на студенческой скамье. Обстоятельства благоприятствовали молодому исследователю — он получил возможность работать на кафедре общей патологии у известного патолога, профессора В. В. Пашутина, ученика И. М. Сеченова. Кафедра В. В. Пашутина в то время занималась сложной проблемой — изучением роли углеводов в патологии человека, и Николай Павлович принял активное участие в этой работе.

Таким образом, еще в студенческие годы Н. П. Кравков получил прекрасную экспериментальную подготовку в лабораториях двух выдающихся ученых — И. М. Сеченова и В. В. Пашутина.

В 1892 г. Николай Павлович блестяще окончил ВМА; его имя было занесено на мраморную доску в конференц-зале академии. Академическая конференция единогласно решила оставить Н. П. Кравкова на кафедре общей патологии для усовершенствования, и через два года он успешно защитил докторскую диссертацию «Об амилоидозе, экспериментально вызываемом у животных», в которой были намечены пути лечения и профилактики этого тяжелого заболевания.

После защиты диссертации Николай Павлович уехал в заграничную командировку. Стажировка в знаменитых лабораториях Берлина, Страсбурга, Парижа, Лондона, Рима, а также личное знакомство и установление творческих связей с Р. Вирховым, О. Шмидебергом, Э. Фишером, Ф. Гольцем и другими имели большое значение для его научного роста, так как в России многие труды и методы исследований зарубежных ученых не были известны.

После возвращения из-за границы Николай Павлович представил в ВМА свои работы на соискание звания приват-доцента по общей и экспериментальной патологии. Академическая комиссия признала Кравкова достойным этого звания.

Почти в то же время в связи со смертью профессора А. И. Костюрина освободилось место заведующего кафедрой фармакологии ВМА. По результатам конкурса претендентов на эту должность Николай Павлович в 1899 г. был назначен экстраординарным профессором кафедры фармакологии ВМА, в 1904 г. утвержден в звании штатного профессора этой кафедры и до конца своих дней, в течение двадцати пяти лет, был бессменным ее руководителем.

В 1904 г. вышел в свет двухтомный учебник Н. П. Кравкова «Основы фармакологии», ставший непревзойденным классическим руководством для студентов и врачей. Учебник написан прекрасным простым языком, для классификации лекарственных средств автором был выбран оригинальный принцип, в книге ясно изложены экспериментальные доказательства фармакодинамики препаратов, образно описаны картины отравления, дана четкая формулировка показаний и противопоказаний к применению лекарственных средств. В руководстве приведены диаграммы, рисунки, схемы, взятые из опытов лаборатории Кравкова. Учебник был составлен с учетом запросов не только студентов, но и врачей разных специальностей и справедливо может быть назван первым руководством по клинической фармакологии в России. «Основы фармакологии» выдержали 14 изданий, каждое из которых перерабатывалось и дополнялось.

Тематика научных работ Н. П. Кравкова очень разнообразна. Он разработал метод изолированных органов применительно к исследованиям в фармакологии. Для изучения действия лекарств на периферические сосуды Кравков и его ученик А. С. Писемский разработали методику изолированного уха кролика. Этот метод вошел в историю медицины как метод «Кравкова-Писемского»; позднее вместо кроличьего уха для исследования периферических сосудов Кравков стал использовать пальцы умерших людей. Следует отметить, что ученый не рассматривал метод изолированных органов как универсальный. По воспоминаниям его ученика профессора А. И. Кузнецова работая с изолированными органами «…Николай Павлович и его ученики не делали механистических ошибок при трактовке результатов, получаемых с его помощью. Он никогда не рассматривал их как полное отображение эффектов, которые могут иметь место в целом организме при тех условиях, которые соблюдались при проведении опытов над изолированными органами…»

Метод изолированных органов позволил ученому решить важный физиологический вопрос — о периодических колебаниях просвета сосудов. До классических работ Кравкова и его сотрудников существовали диаметрально противоположные представления об этом феномене. Большинство авторов полностью отрицали активность сосудистой мускулатуры, другие считали, что артериальная сеть — это своего рода «периферическое сердце». Опыты Кравкова и его сотрудников показали, что сосуды самостоятельно, независимо от центральной нервной системы, периодически то суживались, то расширялись в результате изменения тонуса артерий. Эти сокращения не совпадали с сердечными сокращениями. Фармакологические препараты по-разному влияли на сокращение артерий. Наиболее сильным возбудителем являлся адреналин, в связи с чем был поставлен вопрос о роли симпатической иннервации сосудов в возникновении этого феномена.

С помощью метода изолированных органов Н. П. Кравков успешно решал вопросы общей фармакологии. Так, он разработал теорию фазового действия лекарственных веществ, согласно которой, вещества, вводимые в организм, действуют волнообразно, в несколько фаз: фаза «вхождения» вещества в орган, фаза «насыщения» и фаза «выхождения». Причем в каждой фазе яды действуют по-разному, а в фазе «выхождения» может проявляться либо терапевтическое, либо токсическое действие лекарства.

Н. П. Кравков на протяжении многих лет интересовался проблемой чувствительности протоплазмы к лекарственным веществам. Он обратил внимание на то, что сосуды изолированных органов реагируют на очень большие разведения лекарственных веществ, тяжелых металлов и других химических соединений. Более того, по мере разведения яда реакция сосудов начинает меняться количественно и качественно. Например, сосудорасширяющие вещества в минимальных концентрациях начинают суживать сосуды, а сосудосуживающие — расширяют их. Кроме того, обнаружились примечательные факты: минимальные концентрации некоторых ядов вызывали вдруг усиление сосудистой реакции изолированного уха кролика. Эти опыты позволили решить вопрос о пределах чувствительности живой протоплазмы и вызвали огромный интерес врачей, физиков, химиков, биологов. Сам Николай Павлович, наблюдая действие гомеопатических доз веществ на изолированные органы, в шутку говорил друзьям, что даже один грамм вещества, растворенного в Ладожском озере, будет оказывать свое влияние на организм.

В лаборатории Н. П. Кравкова изучались самые актуальные проблемы фармакологии, например, проблема зависимости фармакологического эффекта лекарственного вещества от их химического строения. В последующем идеи ученого о зависимости структуры и функции вещества получили развитие в работах его учеников — академиков С. В. Аничкова, В. В. Закусова и других. Сейчас, более века спустя, кравковские идеи о зависимости между структурой вещества и их действием являются теоретической основой поиска новых лекарственных средств.

Николай Павлович впервые в мире разработал экспериментально и внедрил в клинику внутривенный наркоз. В качестве наркозного вещества ученый предложил лекарственный препарат гедонал. 7 декабря 1909 г. внутривенный гедоналовый наркоз был впервые применен в клинике при ампутации голени; операция прошла успешно. За границей этот наркоз стали называть «русский наркоз». Тогда же у Кравкова возникла идея комбинированного наркоза. Для этой цели были выбраны гедонал для внутривенного наркоза и хлороформ для ингаляционного наркоза. Кравков считал, что комбинация этих двух веществ сможет снизить их токсическое действие на организм. В своих воспоминаниях профессор С. П. Федоров писал: «Николай Павлович все время трудился над сооружением моста, перекинутого из его лаборатории к обычной людской жизни, и я считаю - это его огромная заслуга перед человечеством».

Н. П. Кравков считал, что в условиях больного организма лекарства будут действовать иначе, чем в организме здорового животного, поэтому предложил использовать для изучения действия лекарственных веществ экспериментальные «патологические» модели. Используя такие модели, Кравков и его ученики дали научное обоснование целому ряду лекарственных веществ, применяемых в клинике. Изучение действия лекарственных средств на различных «патологических» моделях успешно продолжали ученики Николая Павловича. Они сумели создать модели миокардита, гипертонии, атеросклероза и изучить на них действие многих лекарственных средств.

С именем Кравкова связано зарождение еще одного направления в медицине — отечественной эндокринологии. В его лаборатории был получен гормон поджелудочной железы, аналогичный по своим свойствам инсулину и названный ученым панкреотоксином. На этикетке поступившего в продажу препарата стояла надпись: «По методу профессора Кравкова». Панкреотоксин стали использовать в медицине в России еще тогда, когда не было известно об успешной попытке получения инсулина из поджелудочной железы канадскими исследователями Ф. Бантингом и Ч. Бестом. Следовательно, Кравков и зарубежные ученые открыли этот гормон независимо друг от друга.

Н. П. Кравкова можно считать первым ученым в нашей стране, начавшим систематическое изучение действия промышленных ядов на организм животных. Изучая токсические свойства продуктов обработки кавказской нефти, он предложил удобный метод определения токсических концентраций паров бензина в заводских помещениях, а также метод затравки животных парами бензина для экспериментальных работ. Во время Первой мировой войны Военное министерство предложило профессору Н. П. Кравкову заняться изучением действия боевых отравляющих веществ. Николай Павлович тотчас принялся за работу, категорически отказавшись от денежного вознаграждения. За труды по изучению действия боевых газов Кравков был награжден орденом св. Владимира 3-й степени. Ряд его работ этого периода остаются под грифом «Секретно» до настоящего времени.

В 1923 г. Н. П. Кравков был единогласно избран на должность заведующего новым фармакологическим отделом Института экспериментальной медицины - крупнейшего научного центра страны. С большой энергией ученый принялся за организацию отдела, но преждевременная смерть оборвала начатое дело. Николай Павлович умер 24 апреля 1924 г. в полном расцвете творческих сил от тромбоза мозговых сосудов. Похоронен в Санкт-Петербурге на кладбище Новодевичьего монастыря.

Выдающиеся достижения Н. П. Кравкова и его школы признаны и высоко оценены учеными нашей страны и за рубежом. В 1904 г. Николай Павлович был избран почетным членом Итальянской физико-химической академии в Палермо с вручением медали 1-го класса. Он состоял членом Общества русских врачей и был товарищем председателя этого общества, являлся почетным членом Рязанского медицинского общества. В 1914 г. Н. П. Кравкову присвоено почетное звание академика Императорской ВМА, в 1920 г. - члена-корреспондента Российской академии наук. В 1926 г. имя Н. П. Кравкова открыло первый список лауреатов недавно учрежденной Ленинской премии; посмертно он был удостоен высокой награды за исследования действия лекарственных веществ на органы людей и животных.

Большая экспериментальная подготовка, полученная Н. П. Кравковым в студенческие годы, обширная эрудиция в области биологии, физиологии и патологии позволили Николаю Павловичу создать крупную фармакологическую школу, прославившую нашу науку далеко за пределами отечества. Самим Кравковым написано 47 научных трудов, 200 научных работ выполнили его ученики. Более 100 его студентов стали видными учеными, несколько десятков сотрудников лаборатории Кравкова защитили кандидатские и докторские диссертации. Это такие знаменитые академики и профессора, как С. В. Аничков, В. В. Закусов, М. И. Граменицкий, В. И. Березин, М. П. Николаев, А. И. Кузнецов, Б. С. Сентюрин, Г. Л. Шкавера, В. А. Вальдман и другие. Многие из них стали крупными фармакологами, возглавили кафедры фармакологии медицинских институтов и другие научные учреждения. В свою очередь ученики Николая Павловича создали свои научные школы, вырастили научных «внуков» и «правнуков» Кравкова. Таким образом, в течение двадцатилетнего заведования кафедрой фармакологии сформировалась знаменитая Кравковская школа фармакологов, которая в значительной степени определила развитие фармакологии в нашей стране.

В Рязани, на родине ученого, чтут память академика Н. П. Кравкова. Мемориальной доской отмечен дом № 29 по ул. Ленина, в котором родился Николай Павлович. На этой же улице на здании дома № 52, в котором некогда располагалась 1-я Рязанская мужская гимназия, а ныне находится Рязанский институт (филиал) Московского государственного машиностроительного университета (МАМИ) (РИ(ф)МГОУ) установлена мемориальная доска с именами ставших знаменитыми выпускников гимназии, в числе которых и имя Николая Павловича Кравкова.

Д. Г. Узбекова, доктор медицинских наук

Район (уезд): Рязань

Отрасль знаний: Медицина Наука

Организация: Военно-медицинская академия

Организация:
Военно-медицинская академия
Институт экспериментальной медицины
Рязанское медицинское общество

Имя: Кравков Николай Павлович

Список литературы:

07.11.2017